Среда, 21 апреля 2021
г. Улан-Удэ, ул. Ербанова, 3

Об истоках Бурятского хореографического училища рассказал первый педагог Ишпуль Назаровна Олзоева

В преддверии 60-летия Бурятского хореографического колледжа им. Л.П. Сахьяновой и П.Т. Абашеева мы запускаем проект «О колледже с любовью». Ветераны, кто стоял у истоков создания учреждения, кто вложил много сил и труда, кто часть жизни отдал во славу бурятского балета расскажут о воспоминаниях. О тех давних временах, когда в Бурятии только-только появилось хореографическое училище, имена выдающихся педагогов постепенно уходили в прошлое, оставляя после себя поколение, которое и поныне с гордостью и с особой теплотой вспоминает о том славном времени.

В сентябре 2019 года исполнилось 90 лет старейшему преподавателю классического и народно-сценического танцев Алматинского хореографического училища имени А. Селезнева Олзоевой Ишпуле Кавкуловне. Но мало кто знает, что Ишпуля Кавкуловна стояла у истоков создания Бурятского хореографического училища. Одновременно с Ишпулей Кавкуловной пришли те, кто прославил колледж, а о балетном искусстве Бурятии заговорили не только в России, но и во всем мире – это Лариса Петровна Сахьянова и Петр Тимофеевич Абашеев. Об Ишпуле Кавкуловне с преданностью вспоминают её ученики – народная артистка России Екатерина Самбуева, народный артист России Виктор Ганженко, народный артист России Юрий Муруев, народная артистка Бурятии, заслуженный работник культуры РФ Татьяна Муруева, заслуженный работник культуры Бурятии Эржен Чернова, заслуженная артистка Бурятии Людмила Иванова, Ирина Дружинина живет и работает в Норвегии, Галина Аханова из Киргизии и многие, многие другие.

Специально для проекта Бурятского хореографического колледжа им. Л.П. Сахьяновой и П.Т. Абашеева «О колледже с любовью…» Ишпуля Кавкуловна написала о том, с чего началась её творческая деятельность в Улан-Удэ, когда она молодая и несмелая приехала в Бурятию в 1958 году, вслед за мужем Базыром Васильевичем Олзоевым.

Я родилась 15 сентября 1929 году в городе Алма-Ата (Республика Казахстан). С ранних лет воспитывалась в казённых домах, так как рано потеряла родителей и не знаю о них ничего. В 1930-е годы казахский народ попал в жернова коллективизации, в те времена у народа отбирали скот. Люди умирали из-за голода, множество детей осиротели. Это настоящая трагедия казахского народа. Эти события повлияли и на мою судьбу.

В 1937 году меня из детского дома отобрали в хореографическое училище, где преподавал артист балета из Ленинграда — Селезнёв Александр Владимирович. Он начал учить нас классическому танцу по программе Ленинградской школы балета. В годы войны, во время эвакуации Алма-Аты, нашу школу посетила Галина Сергеевна Уланова, которая высоко оценила методику преподавания классического танца.

По окончании училища с дипломом артиста балета в 1948 году я поступила в Ленинградскую Ордена Ленина государственную консерваторию имени Николая Андреевича Римского-Корсакова на отделение педагогов хореографии. Мои учителя – это профессор Ваганова Агриппина Яковлевна, которая вела методику классического танца, Костровицкая Вера Сергеевна (классический танец), профессор Бочаров Александр Иванович (методика народно-сценического танца), ведущая солистка характерных танцев Ленинградского Академического театра оперы и балета Лидия Константиновна Иванова (характерный танец), профессор Николай Павлович Ивановский (методика историко-бытового танца). К сожалению, я забыла имя преподавателя практических занятий по историко-бытовому танцу, но это была замечательная женщина, бесконечно преданная своей профессии. Государственный экзамен принимал профессор, художественный руководитель Ленинградского Академического государственного хореографического училища Константин Сергеевич Сергеев. Мне посчастливилось получить знания у создателей всемирно известной русской школы балета, и за это я бесконечно благодарна судьбе.

 Закончив консерваторию, я в 1951 г. вернулась в Алма-Ату, в своё родное хореографическое училище. Там я преподавала классический, народно-сценический и историко-бытовой танец. В 1958 году я уехала в Улан-Удэ вслед

за мужем Базыром Васильевичем Олзоевым, который учился в Алма-Ате в музучилище, затем в консерватории, а после был вызван на работу в Бурятию. Взяв фамилию мужа, стала Олзоева Ишпуля Назаровна. Отчество себе придумала. Это необходимо отметить, ведь в период работы в Улан-Удэ меня звали именно так. Впоследствии в качестве отчества взяла свою фамилию и стала Ишпуля Кавкуловна, но это произойдёт позже.

 Итак, в 1958 году с мужем и дочерью переехали в Улан-Удэ, и я устроилась на работу в Дом Пионеров имени Постышева — руководителем хореографического кружка. Это были самые счастливые годы, т. к. я попала в замечательный творческий коллектив, меня признали и полюбили, я была окружена всеобщим обожанием. Попасть в кружок было легко. В кружке должно числиться 100–120 детей. В училище класс состоит из 12–15 человек, а в старших классах обычно по 5–7 человек. Не всем по плечу такой масштаб работы, но я справлялась. Кружок посещали дети всех возрастов как мальчики, так и девочки.

 Опишу один пример работы. Пришла одна девочка, скромная, даже заторможенная. Как только начинала звучать музыка, она маршировала одновременно руками и ногами, совершенно не могла координировать свои движения. Путалась в собственных ногах, в польке вместо двух шагов делала три шага, не могла поменять ноги. Обычно таких детей не берут в танцевальный кружок. Но я не могла отчислить эту ученицу, т. к. её мама работала в нашем коллективе. Эта девочка была очень старательной, но понимала, что мешает другим. Никто не хотел с ней танцевать. Я сажала её, давала отдохнуть и опять включала в занятия. Старалась не мешать ей, не давить, чтобы не смущать, пусть сама доходит. И случилось чудо, девочка постепенно преодолела сложности, научилась вкладываться в музыку. Я видела, как она была счастлива, когда танцевала вместе с другими ребятами. Затем меня благодарила её мама, говорила, что дочь стала более активной, уверенной в себе, слышать слова благодарности для меня было большой радостью. В те далекие годы, к нашей работе проявили интерес Лариса Петровна Сахьянова и Петр Тимофеевич Абашеев. Обычно «звездные» гости посещали занятия.

 В атмосфере доверия и поддержки у меня родилась идея поставить балет «Красная Шапочка». Усилиями всего коллектива мы создали двухактный балет, с декорациями, с великолепными костюмами, которые сшили члены кружка кройки и шитья. «Юные техники» смастерили всё, что должно было двигаться и светиться, «Умелые руки» изготовили прекрасные маски, голову волка, крылья бабочек и многое другое. Главное, дети танцевали на пуантах. Наш балет был показан общественности города в оперном театре, и был принят с восторгом. Директор Бурятского театра оперы и балета Гомбо Цыбикович Бельгаев увидел нашу работу. Оценил, понял, что это уже новый уровень, не самодеятельность, загорелся идеей открыть хореографическое училище в Улан-Удэ и начал реализовывать эту инициативу.

 Г. Ц. Бельгаев добился открытия Бурятского хореографического училища. Он же стал первым директором, в чём нам очень повезло. При этом Гомбо Цыбикович оставался директором театра оперы и балета. Занятия по специальности велись в балетном зале театра. Все свои передовые методики руководства искусством Бельгаев Г.Ц. перенёс в жизнь молодого учебного заведения. Чтобы повысить профессиональный уровень учащихся, Гомбо Цыбикович стал приглашать ведущих мастеров балета из Москвы, Ленинграда и Перми. Они ставили отличные номера, на которых учились дети, осваивая профессию артистов балета.

 Все мои кружковцы стали первым набором хореографического училища. Это Ира Дружинина, Таня Миханошина, Катя Самбуева, Эржен Ильина (Чернова), Наташа Иванова, Сэсэг Рапсалова, Люда Иванова, Дуся Бадмацыренова, Галя Аханова, Надя Майорова и другие. Естественным образом на меня легло всё руководство учебным процессом по специальным дисциплинам, то есть я стала художественным руководителем. Позже выяснилось, что мою должность не оформили приказом. Первые педагоги – это: З.Н. Тыжеброва, И. Олзоева, Б.Н. Васильев, а также В.Д. Дамбиев.

Поскольку занятия по специальности проводились в театре, это создавало особое настроение для учащихся. С первых дней они чувствовали себя будущими артистами балета. Гомбо Цыбикович ввёл в учебный процесс училища практику театра, приглашать мастеров для репертуара. Так, из Москвы, Ленинграда, Перми были вызваны балетмейстеры. Из Москвы пригласили Марка Макаровича Мнацаканяна, который поставил на музыку Грига балет «Белоснежка и семь гномов». Этот номер прочно вошёл в репертуар концертной программы училища, на нем выросло не одно поколение воспитанников. Марк Макарович создал и другие концертные номера. Из Ленинграда был приглашён В. Громов, который поставил двухактный балет «Фея кукол». Зина Тыжеброва восстановила 2-й акт балета Чайковского «Лебединое Озеро». Учебный процесс был насыщен производственной практикой.

Следующий директор училища, В. Лобанов, продолжил эту весьма эффективную практику. Он пригласил из Перми балетмейстера Т. Есаулову, которая поставила балет «Щелкунчик» на музыку Чайковского. Есаулова приехала со своим племянником, который тоже сделал несколько концертных номеров. Всё это стало замечательной базой для воспитания будущих артистов балета, знакомя их с лучшими образцами классического балета не только учащихся, но и нас, преподавателей. Общаясь с мастерами ежедневно в балетных залах, мы учились на лучших классических образцах балета. Они передавали нам традиции исполнения лучших балетных школ. Всё это обеспечивало хороший старт для карьеры в театре, формировало профессиональную зрелость, лучше знакомило с выбранной профессией. Помню, как с учащимися, я в полную ногу, занималась русским танцем у Б.И. Ромазина. Работая с Мнацаканяном над номером «Белоснежка и семь гномов», осваивала основной шаг, проливая семь потов.

В 1965 году с ошеломляющим успехом прошёл наш первый отчётный концерт. Училище заявило о себе как о состоявшемся учебном заведении, которое вышло на новый уровень. Учреждение начало расширяться, появилась необходимость в новых преподавателях. Я пригласила в училище Ларису Петровну Сахьянову и Петра Тимофеевича Абашеева, они с удовольствием согласились. Я отдала свой класс Ларисе Петровне. Учащиеся гордились тем, что они занимаются у великой Сахьяновой. Лариса Петровна вносила своё художественное видение. Воспитанники были уже подготовленные, она вела их как класс усовершенствования, и всегда отмечала, что дети хорошо обучены.

В то время театр остро нуждался в собственных кадрах. Поэтому в 1966 году училище, проучив шесть лет, досрочно выпустило новых артистов национального балета. Они заметно усилили труппу театра, быстро вошли в репертуар, получили сольные партии, стали ведущими артистами и гордостью Бурятского Академического театра оперы и балета. Большую роль сыграла и поддержка Сахьяновой Л. П., и отеческое отношение дирекции к своим кадрам. Вскоре наш выпускник Ганженко стал партнёром Ларисы Петровны, Самбуева стала примой, Муруев — солистом всех мужских партий. Через короткое время нашим воспитанникам доверили все ответственные роли. Катя Самбуева быстро завоевала симпатию публики: хорошенькая, «своя», хорошо сложена, с отличной техникой, на неё пошёл зритель. Она, как и Сахьянова, стала «кассовой», т. е. когда появлялись афиши с её именем, все билеты раскупались. Всё это результат хорошей школы и той профессиональной практики, которую они получили в училище.