Четверг, 21 января 2021
г. Улан-Удэ, ул. Ербанова, 3

О педагоге П.Т. Абашееве. Автор народная артистка Бурятии, заслуженный работник культуры РФ Т.М. Муруева.

Танцовщик, педагог и замечательный организатор, Петр Тимофеевич Абашеев не просто посвятил себя танцу, он отдал ему всю свою душу, силы, мысли. Вся жизнь его была неразрывно и глубоко связана с балетной труппой Бурятского академического театра оперы и балета. Он родился в этой труппе как артист и педагог, возглавлял ее как художественный руководитель. С его именем связано и становление Бурятского хореографического училища, где долгие годы он плодотворно работал в качестве педагога классического и дуэтного танцев, а в 1985-1995 г.г. был художественным руководителем.

Балет вошел в его жизнь, как и у многих детей послевоенного времени, неожиданно – праздником, сказкой. С появлением в республике музыкального театра нужны были профессиональные кадры – залог будущих успехов театра. В январе 1948 года 8 мальчиков и 8 девочек были отправлены на учебу в Ленинградское хореографическое училище. Среди них был и Петр Абашеев. В эти годы в стенах училища преподавали выдающиеся педагоги хореографии – В. Ивановский, В. Костровицкая, Ф. Балабина, Г. Конищев и др. И конечно, профессор А.Я. Ваганова, создавшая цельную и новую методику овладения классическим танцем, методику, которая стала руководством для всего преподавательского состава прославленного училища.

Посланцы из Бурят-Монголии, становясь каждый день к станку, начали постигать искусство классического танца. Успешному обучению во многом способствовали – атмосфера заинтересованного, поистине увлеченного творчества, которая царила на улице Зодчего России, замечательные педагоги Е.П. Снеткова-Вечеслова, М.Б. Страхова, Б.В. Соловьев, Б.Б. Беликов, директор училища В.И. Шелков. В параллельных классах рождался и обретал силу танец будущих мировых звезд русского балета А. Осипенко, И. Колпаковой, С. Викулова, Г. Комлевой, Н. Долгушина, а также ребят из других республик С. Адырхаевой (Осетия), Р. Чокоевой и У. Сарбагишева (Киргизия), Х. Пуур (Эстония), Б.

Аюханова (Казахстан), В. Тихонова (Молдавия), Э. Сулейманова (Башкирия), впоследствии ставших ведущими мастерами балета. А в приоткрытую щель двери, соединявшей коридоры Ленинградского хореографического училища и репетиционный зал Кировского театра (ныне Мариинского), можно было наблюдать за легендарными артистами Н. Дудинской, В. Чабукиани, К. Сергеевым, А. Шелест, Б. Шавровым. «То было время детства, воспринимающего все всерьез и надолго, счастливое время полнейшей интеграции театра и школы, когда ежедневно, исподволь раскрывал свои секреты балетный театр, когда соревнование и подражание большим актерам имели положительный смысл, а усвоение отдельных приемов и элементов техники заимствованных у своих кумиров, пока еще неосмысленно – все это подводило к постижению профессии».

Прекрасный город на Неве, атмосфера училища, спектакли с прославленными балеринами и танцовщиками остались в памяти Петра Тимофеевича, стали неотъемлемой частью его внутреннего мира. Но они не только восхищали, они учили воспринимать искусство хореографии, сформировали вкус, критерии, умение отличать подлинное от подделки.

С 1955 года началась творческая жизнь на сцене Бурятского театра оперы и балета. Более тридцати ведущих партий – классических и характерных были воплощены им на сцене нашего театра. С самого начала его творческой деятельности, в рецензиях и отзывах отмечались индивидуальность талантливого танцовщика, тонкое и точное понимание музыки, большое актерское дарование, техническое мастерство, растущее от спектакля к спектаклю. Долгие годы Петр Тимофеевич был партнером, другом и мужем талантливой балерины Л. Сахьяновой. Это был гармоничный и стройный дуэт на сцене и вне сцены. Невозможно переоценить вклад этого дуэта в историю бурятского хореографического искусства.

Но мне хотелось бы поделиться своими воспоминаниями о Петре Тимофеевиче как одаренном педагоге. Педагогическая деятельность – одна из ярчайших страниц в его творчестве. Склонность к анализу, пытливость ума, музыкальность, недюжинная память и многие

другие качества характера привели его к педагогике. Педагогика умная, ненавязчивая – призвание особого рода. Он был педагогом по призванию, по складу души, где бы ни работал – в театре или в школе.

Преподавать он начал, будучи еще совсем молодым, но уже ведущим солистом балета. Коллег, артистов привлекал его быстрый профессиональный «глаз», который помогал распознать причину ошибки и точнее ее устранить. К тому же он был не только профессионалом, но и прекрасным мягким человеком, что так же крайне важно и ценно в нашей трудной, напряженной театральной работе. Педагогический такт, доброжелательность и искренняя заинтересованность в творческих судьбах, бескорыстная помощь в момент жизненных неурядиц притягивали к этому благородному человеку.

Педагог в балете – вечный спутник артиста. Даже опытному, зрелому танцовщику необходим «глаз» со стороны. И под чутким, профессиональным опытным «глазом» Петра Тимофеевича, прошло творчество нескольких поколений ведущих артистов балета нашего театра: Народных артистов России О. Коротковой и В. Ганженко, Е. Самбуевой и Ю. Муруева, Т. Дудеевой, заслуженного артиста России А. Павленко, народных артистов РБ Л. Протасовой, Т. Муруевой, В. Андреева, Л. Кондратьевой, Г. Батуриной, заслуженных артистов РБ А. Перепечай, Г. Мергенёва, М. Сат и многих других. Своими чрезвычайно меткими, тактичными замечаниями он не обижал, не отшибал вкуса к работе, а всегда помогал артисту. Двери его класса были открыты как для корифеев сцены, так и для молодых начинающих танцовщиков, и всегда были заняты все места у станка в зале. Классы его были подлинно творческие. Петр Тимофеевич вел свои уроки так, как бы вел класс усовершенствования. И мы все, работающие в его классе, проявляли себя целиком и сполна, получая необходимую подготовку к репетиционной работе.

В его танцевальных, изобретательных, но всегда логических в своем развитии и предельно музыкальных комбинациях прослеживался незаурядный импровизационный дар, склонность к

балетмейстерскому сочинительству. Если экзерсис у станка был простым, рабочим, концентрирующим внимание на выворотность и дотянутость ног, координацию и прочее, то движения на середине отличались композиционным разнообразием и танцевальностью: красивые певучие adagio, развивающие кантиленту, артистизм; много комбинаций на вращение, которые вызывали у нас большой интерес; прыжки, щедро представленные в allegro. В уроке уделялось большое внимание связующим движениям, которые усложнялись в каждой последующей комбинации. А сколько изобретательности было, чтобы воспитать широту танца. Комбинации на середине зала строились в различных направлениях с таким расчетом, чтобы движение заполняло пространство всего зала. Необходимо отметить такую особенность allegro в классе Петра Тимофеевича как большое количество заносок во всех прыжковых заданиях, обилие «мелких» заносок. Тут сказывалась приверженность к канонам мужского класса ленинградской школы.

Логика его хореографических комбинаций позволяла думать не о расшифровке запутанных па, а предаваться эмоциональной стихии танца, что вносило в тренировочные комбинации характер приподнятой театральности. Смотреть его уроки было чрезвычайно интересно, а заниматься – тем более. Долгие годы он плодотворно работал в театре, проводил постановочную и репетиционную работу.

Уровень кордебалета под неусыпным оком Петра Тимофеевича стал гораздо профессиональнее (в те годы половина труппы не имела специального хореографического образования). Иногда, репетируя с кордебалетом и почувствовав необходимость «поддать жару» уставшим артистам, он давал волю своим чувствам, заражая неуемной энергией и работоспособностью. У него был большой авторитет. Репетировать с ним хотели все ведущие солисты балета. На репетиции он не суетился, не бегал по залу, пытаясь перетанцевать артиста. Он сообщал максимум информации, необходимые нюансы, детали и акценты, направляя артиста на созидательный процесс. Большое внимание он уделял не только технической стороне танца, но и актерским задачам, стараясь добиться от исполнителя, чтобы его танец выражал эмоциональное

состояние, подсказанное музыкой. Затем шел процесс корректировки сделанного и предложенного самим исполнителем. Так происходило рождение сценического образа.

Многие молодые артисты были обязаны ему выдвижением, в частности, автор этих строк. Иной раз он спешил с выпуском актера в новой роли, но его вера в него, себя оправдывала.

Почти сразу с открытием хореографического училища он начал преподавать классический и дуэтный танцы в старших классах.

В своих учениках он воспитывал благородную мужественную манеру и считал, что урок призван воспитать не только артиста – виртуоза, но, прежде всего, человека, мыслящего танцем. Его классные задания смыкались с театральной практикой. Они готовили учеников к освоению любых задач, которые могут возникнуть в процессе их сценической деятельности. Он знакомил своих учеников с музыкальными текстами мужских вариаций, или сочиняя всевозможные варианты allegro заказывал концертмейстеру тот или иной знакомый музыкальный эпизод. Иногда он сам садился за рояль, что вызывало восхищение учеников и начинал аккомпанировать своим ученикам, но при этом зорко и придирчиво следил за ними. Если его что-то не устраивало, он вскакивал, поправлял, объяснял, что и как делать и садился снова за рояль. Ученикам нравилась его манера вести занятия, подкупала простота общения. Его уроки помогали ученикам самосовершенствоваться, так как логические комбинации давали возможность педагогу лучше увидеть ошибки и помочь их исправить, а ученику – глубже проникнуть в движение. Культура, которую он прививал своим ученикам, оказывала на них огромное влияние. Он был кумиром своих учеников, авторитетом.

На посту художественного руководителя (1985-1994 г.г.) он проявил себя ревностным хранителем традиций Вагановской школы, ее методов и системы. И понимал, что каждый педагог, не лишенный в прошлом артистической индивидуальности, может привнести в практику обучения классическому танцу нечто свое, главное, чтобы это не противоречило академическим принципам классического танца. Большие усилия Петр Тимофеевич предпринимал для того,

чтобы обогатить сценическую практику, расширять масштабы творческой и воспитательной работы с будущими артистами балета. За годы его руководства в училище были поставлены: балет П.И. Чайковского «Щелкунчик» и детский балет «Кошкин дом», где впервые попробовал себя в качестве балетмейстера. Под руководством Петра Тимофеевича выросли многие исполнители, ставшие ведущими танцовщиками на сцене Бурятского академического театра оперы и балета, а также на других сценах России и за рубежом.

Он не мыслил себя без театра и школы, без любимой работы, но никогда не цеплялся за должности. Хорошо сказал В. Солоухин: «Лучше всего исполнять какую-либо должность можно тогда, когда не боишься ее потерять».

Неумолимое время многое заставляет забыть, но свершения наших учителей, передавших нам, своим ученикам, традиции русского балета должны служить примером беззаветной преданности искусству и сохраняться в нашей памяти.

Статья написана для учебно-методического пособия «Уроки Петра Абашеева (классический мужской танец)». Улан-Удэ. 2009 г. 78 с.